I need a help until... 1 Jan 1970 03:00
Хочу поделиться историей из детства одной своей клиентки, которая стала настоящим откровением для нас обеих.
Во время терапевтической сессии я заметила, что она, рассказывая о своей боли, улыбается и временами даже смеётся. Это вызывало у меня очень странное чувство диссонанса. Человек рассказывает серьёзные и даже страшные вещи с улыбкой, но улыбка эта какая-то болезненная, явно защитная, и, как будто блокирует настоящую эмоцию. И когда мы по итогу докопались до первопричины такого поведения, я, если честно, была шокирована. Потому что причиной оказалось то, что почти все мамы (и я в их числе) делают со своими детьми часто или изредка, из самых добрых побуждений, даже не подозревая, чем это может обернуться для их ребёнка во взрослом возрасте.
Эту информацию мы достали из подсознания той девушки. Суть заключалась в том, что будучи ребёнком, когда она падала, ударялась или просто расстраивалась и начинала плакать, её мама в этот момент изо всех сил старалась её рассмешить и развеселить, отвлечь, переключить её внимание, любыми способами сделать так, чтоб её дочка не плакала. Мама очень сильно её любила и любит сейчас, у них прекрасные отношения.
- Я помню, как лопнул мой воздушный шарик и мне горько, грустно. А ещё болит коленка, так как я упала, бежав навстречу маме. И мама, моя любимая мама щекочет меня и смешит, и приговаривает, что купим новый шарик и пойдём же скорее, не плачь. И я вижу, как она старается меня развеселить и мне неловко от того, что я не хочу смеяться. Поэтому я заставляю себя улыбаться сквозь слезы, ведь плакать нельзя, мама так хочет, чтоб мне было весело и я не хочу её расстраивать. А я просто хочу плакать!
Поэтому сейчас, когда ей тяжело или больно, она просто улыбается сквозь слезы и идёт дальше. В результате - тревожность, апатия, грусть и предположительно, депрессии.
Я вспомнила, что в моем детстве тоже бывали подобные случаи, очень хорошо отозвалось то чувство смеха сквозь слезы. И поняла, что иногда также поступала по отношению к сыну. Из добрых побуждений. От большой любви, ну и от незнания, конечно.
И стала делать по-другому. Теперь когда он плачет, пусть даже из-за пустяка, на мой взрослый родительский взгляд, я просто крепко его обнимаю и молча жду. Не говорю утешающих слов, не говорю, что все пустяки, как раньше. Когда первая волна слез стихает, я спрашиваю "тебе больно или обидно?" Я помню, как он удивился, когда я впервые задала этот вопрос. Ведь, чтобы ответить на него, нужно прислушаться к себе, заглянуть вовнутрь своей души и послушать ответ. Как часто это делаем мы, взрослые, не говоря уже о детях?
А потом я спрашиваю, чего ему хочется в этот момент. Иногда он хочет посидеть у меня на ручках, а иногда говорит "мам, все уже хорошо" и бежит дальше по своим делам. И я знаю, что его боль вышла и не сидит в нем, отравляя его маленькое детское сердце.